Worldschooling: путешествия вместо школы

Помните последние недели перед началом школьных каникул? Вот бы сейчас, думали вы, не сидеть за партой, а отправиться в настоящее путешествие. То, о чем раньше дети могли только мечтать, стало реальностью. В век удаленки и родители, и школьники бросают вызов графику с девяти до пяти, экспериментируя с альтернативными формами обучения и стремясь выжать максимум пользы из путешествий всей семьей.

Вероника Сурняева

«Я никогда не ходила в „правильную“ школу», «У меня нет дома», «Я должна исследовать, чтобы выжить», — писала Ханна Миллер в саркастическом посте «10 пунктов о том, как worldschooling разрушил мое детство». Когда Ханне было 11, ее родители уволились с работы, накопив денег на пару лет путешествий, продали дом в Новой Англии и вместе с дочерью и тремя сыновьями отправились в годовую поездку по Европе и Северной Африке на велосипедах.

Финансовый кризис 2008-го застал их в Тунисе и вынудил на какое-то время вернуться в США, но отказываться от путешествий семья не собиралась. Родителям удалось переизобрести карьеру и начать работать удаленно: отец стал фриланс-разработчиком, а мать — тревел-блогером, редактором и менеджером проектов.

В школу Ханна действительно никогда не ходила, а по семейной традиции училась дома — до тех пор, пока домом не стал весь мир. Теперь она называет себя «ворлдскулером в третьем поколении».

Worldschooling — одна из множества форм домашнего обучения, или хоумскулинга,  только в разной степени дополненного путешествиями. Другие названия — roadschooling (учеба-в-дороге), travelschooling (учеба-в-путешествии) и edventuring (игра слов: «учеба» и «приключения»).

Для семьи Ханны путешествия растянулись на несколько лет — за это время она побывала на всех шести континентах и стала «снобом мирового класса», как называли ее недоброжелатели. Подростком ей часто приходилось слышать, что «эти путешествия» лишат ее будущего, превратив в безответственного бездельника-потребителя. Но Ханна с иронией отвечала, что у нее есть только одна пара обуви — и тысяча воспоминаний:

«Я смотрела первую в своей жизни пьесу Шекспира у него на родине — в Стратфорде-на-Эйвоне. Слушала первую оперу — „Травиата“ — в Сиднее. Играла в гладиаторов в римском Колизее. Каталась на слонах в Таиланде и ела тропические фрукты в тех странах, где они выросли… Я разрушила себе жизнь — очевидно же!»

Worldschooling для каждой семьи означает что-то свое. Одни путешествуют непрерывно, другие устраивают себе годовой семейный отпуск (family gap year), третьи отводят на путешествия несколько недель в году.

В одних семьях учителями выступают родители, в других на помощь приходят онлайн-педагоги и репетиторы. Где-то ребенок составляет расписание сам, где-то структуру прописывают родители, опираясь на школьную программу.

Чаще всего worldschooling — это комбинация методов и подходов к обучению: семья берет по чуть-чуть от каждого, пробует разное и выбирает то, что подходит именно ей.

Важное отличие — возможность перенести свой «учебный класс» в любую точку мира, вместо того чтобы водить указкой по карте, и изучать основные школьные темы не только на примерах из учебников, но и на реальных ситуациях. Правила счета в математике — конвертируя валюту, обсуждая расходы и вычисляя расстояния, классификацию животных в биологии — рассматривая их в мировых зоопарках или в естественной среде обитания, климатические зоны в географии — видя разнообразие ландшафтов и чувствуя собственной кожей, что значит сырой приморский воздух или тропический зной.

Феномен worldschooling обрел популярность благодаря американке Лэйни Либерти и ее выступлению на конференции TEDx вместе с сыном Миро. Когда-то Лэйни возглавляла брендинговое агентство и работала так много, что не могла проводить достаточно времени со своим ребенком. Как и многим другим, в 2008-м ее компании пришлось несладко, но вместо того, чтобы впадать в уныние, Лэйни повернулась к Миро и сказала: «Давай избавимся от всего. И поедем навстречу приключениям».

Она закрыла бизнес, продала всё, что было, и вместе с девятилетним сыном отправилась в путешествие — будучи уверенной в том, что это даст ребенку гораздо больше, чем учеба в пятом классе. Worldschooling, по мнению Лэйни, — это не про «образование» (education), получаемое в специально созданном для этого учреждении, а про «научение» (learning).

Многие думают, что Лэйни Либерти и придумала слово worldschooling, но это не так. Она позаимствовала его у писателя Эли Герзона, который в 15 лет перешел на самообразование, предпочтя школе путешествия, и в 2007 году написал пост про worldschooling, homeschooling и unschooling. Анскулингу уже по меньшей мере полвека — американский педагог Джон Холт предложил этот термин еще в 1970-х.

Холт был убежден, что школа с ее бессмысленными оценками, видимостью знаний и уравниловкой убивает в детях природное любопытство, желание исследовать и задавать вопросы. Он учредил первое в Америке издание о внешкольном образовании — журнал «Растем без школы» — и предлагал «жить так, как будто школ не существует». Философия анскулинга предполагает, что ребенок будет учиться сам, следуя своим интересам и потребностям. А задача родителей — помогать и поддерживать, используя выбранные ребенком занятия в качестве основных.

Как и другие формы альтернативного образования, worldschooling не укладывается в единожды данное определение: каждая семья изобретает свой формат, смешивая учебу и путешествия в разных пропорциях и учитывая правовые нормы своей страны.

В России, согласно Семейному кодексу, родители обязаны дать детям общее образование (9 классов), но вправе сделать это вне школы — в форме семейного образования или самообразования. Ученики могут сдавать бесплатные промежуточные аттестации каждый год или подготовиться только к итоговой — ОГЭ, допуском к которому будет промежуточная аттестация за 9-й класс. К ОГЭ и ЕГЭ готовят дистанционные и онлайн-школы, у которых есть аккредитация. Сдать экзамены и получить аттестат можно только очно в той школе, куда официально зачисляется ученик.

Как правило, worldschooling — это отсутствие строгого распорядка дня и уроков от звонка до звонка. Это более гибкая система, которая позволяет подстроиться как под интересы и способности конкретного ребенка, так и под образ жизни семьи, в том числе в путешествиях.

«Для меня ворлдскулинг тесно связан с понятием digital nomads, которое я узнала два года назад, — рассказывает Лика Демаева, мама сыновей 9 и 12 лет. — Для нас это возможность путешествовать и не в книжках прочитать про какое-то явление, а увидеть его в жизни, посмотреть, какое оно на самом деле».

Семья Лики — из Долгопрудного, в июле 2019 года они с детьми уехали путешествовать и в дороге вели блог «Кругосветка без школы — Unschooling around the world».

Сыновья Лики полностью перешли на анскулинг, хотя раньше были прикреплены к разным дистанционным школам и сдавали аттестации.

Старший полгода проходил в школу по своему желанию, а младший сходил из любопытства на два дня. «Я его спросила, хочет ли он дальше туда ходить, он сказал: „Нет, мне дети и учитель мешают учиться!“ — настолько он привык учиться самостоятельно. Я ему подкидываю материал, идеи, он изучает».

Луане Волковой 13 лет, она путешествует с мамой, говорит на четырех языках, ведет инстаграм и последние несколько месяцев живет на Бали. Она родилась в Москве, но большую часть жизни прожила в Турции, где ходила в начальную школу.

Луана рассказывает, как перестраивалась на домашнее обучение после третьего класса:

«Как у многих, был период „расшколивания“ — это когда тебе ничего не хочется делать. Телефон, книжки, фильмы, встречи с друзьями — и всё. У меня это заняло где-то полгода. Временами мама начинала сильно переживать: учебный год идет, надо же что-то делать. Это вызывало конфликты, мы ссорились. Но потихоньку я снова заинтересовалась учебой и вернулась в свой ритм».

Сейчас Луана не прикреплена ни к какой школе и не сдает аттестаций.

«График есть, но не жесткий»: чему, где и как учатся ворлдскулеры

Мама Ханны несколько лет проработала учительницей и считала, что структура в обучении нужна. Поэтому она строго следила за тем, что и когда изучают дети. А изучали они абсолютно те же самые предметы, что и их ровесники, — просто в дороге. Приходилось даже возить с собой учебники. Ханна закончила изучать школьную программу на два года раньше, в 15 лет, и начала слушать онлайн дополнительные курсы.

Традиционная школа предлагает ограниченный набор предметов, программы по которым почти не пересекаются и зачастую не образуют в голове единой картины. А worldschooling дает возможность, во-первых, расширять количество сфер и, во-вторых, закреплять знания с помощью практики и наглядных примеров. Ворлдскулеры придерживаются холистического подхода, при котором всё взаимосвязано и очень важен контекст: природа, культура, история, наука изучаются параллельно. Время не делится на учебу и досуг, потому что обучение интегрировано в повседневную жизнь — ребенок учится непрерывно. Чем больше он видит, слышит, пробует, щупает — тем больше он знает.

Географию места можно изучать, читая истории экспедиций и великих открытий. Чтобы закрепить тему по химии или физике — искать интерактивные программы и научно-популярные шоу для детей в музеях.

В картинных галереях — рассматривать работы импрессионистов и другие шедевры изобразительных искусств. А чтобы выучить чужой язык, нет лучшего способа, чем погрузиться в среду носителей. Всё это помогает вдохнуть жизнь в скучные предметы из школьной программы.

оступ в интернет, разнообразие образовательных платформ и приложений позволяют учиться дистанционно — из любой точки мира, в любое время, в любом темпе. 

За счет темпа освобождается время на любимые занятия: можно читать, вести блог, брать уроки музыки у местных жителей, изучать программирование, журналистику или дизайн — всё, что ребенку интересно и, вероятно, поможет определиться с будущей профессией.


В путешествии список «внеклассных мероприятий» расширяется до бесконечности — это не только прогулки по городу, дворцы, музеи, но и плавание, кайтинг, походы в горы. Шанс чему-то научиться может подвернуться случайно. «В Парагвае мы заселились в хостел, и хозяйка говорит: вечером будет мастер-класс по рисованию, приходите, он бесплатный», — вспоминает Лика.

«Если долго сидим на одном месте, я детям говорю: найдите тему, которая вам интересна, и давайте ее изучим. Старший, например, изучал переработку мусора. И как раз мы жили в тайской семье хоумскулеров, которые делали экопроект: собирали пластиковые упаковки, нарезали, набивали ими бутылки и делали „кирпичи“, из которых потом планировали построить сарай».

С расписанием, по словам Лики, всё сложно — каждый день разный.

«Чаще всего уходим от программы, идем за интересом, — говорит она. — Я поняла для себя, что структурированное образование нужно, когда к экзаменам готовишься. У нас пока экзаменов нет. У детей достаточно широкий кругозор, нет отвращения к учебе, есть навык самостоятельной работы. Сейчас я им условно говорю: с завтрака до обеда вы учитесь, сами выбираете чему. Если хотите, подходите ко мне — когда у меня нет занятий, я могу помочь найти материал, объяснить, вместе разобрать».

С предметом «иностранный язык» проблем не возникает, потому что Лика сама 20 лет преподает английский. Иногда она просит детей присоединиться к онлайн-группе, для которой ведет урок. Кроме того, по первому образованию Лика ветеринар — объяснить темы по химии и биологии для нее не составляет труда.

«Расписания в типичном понимании у меня нет, — говорит Луана. — Есть тайм-менеджмент и система целей. Например, цели на июль — закончить учебник по математике, пройти треть курса по физике, пройти четыре недели курса по писательству. И я приблизительно рассчитываю, что мне нужно сделать за неделю и за день. Иногда просыпаешься и вообще ничего не хочется делать, но ты понимаешь, что на следующий день нужно сделать больше, потому что пропустил вчера. Для меня это работает».


После трех лет путешествий вдвоем Лэйни Либерти и ее сын поняли, что восполнить недостаток общения — со сверстниками и такими же не-школьниками, как Миро, — поможет сообщество. Так появился Project World School — серия образовательных ретритов для подростков и молодежи, организуемых несколько раз в год.

Программа предполагает глубокое погружение в культуру другой страны и обучение у местных жителей практическим навыкам. Например, в Перу участники изучали археологию, готовили блюда андской кухни, учились играть на перуанской флейте и ткать ковры, наблюдали за традиционной церемонией Деспачо и ездили на ферму в Священную долину инков. Подростки, которые принимали участие в одном ретрите, могут поехать на следующий волонтерами.

Психолог Джина Рили опросила участников пяти ретритов, которые проводились в течение 2016 года в Мексике, Амазонии, Перу, Уэльсе и Таиланде. Программы длились две-четыре недели, а в группы, как правило, набиралось до десяти человек в возрасте 13–25 лет. Многие из них были анскулерами всю жизнь, но некоторые до этой поездки никогда не путешествовали.

В зависимости от страны ретриты проходили с уклоном в разные сферы: в Амазонии были ботаника и микология, в Мексике — мифология и философия. Участники отмечали, что было здорово научиться и чисто бытовым вещам — готовить, стирать, шить, разводить костер, вести собственный бюджет. Но, согласно исследованию, именно чувство принятия и поддержки сообщества оказалось тем, что каждый из них хотел бы перенести в свою повседневную жизнь.

Мероприятий, которые организуют сообщества ворлдскулеров, с каждым годом становится больше. В феврале 2020 года проходил Worldschooling Summit, который можно было прослушать бесплатно. На вебинарах обсуждалась удаленная работа, путешествия с детьми и в том числе юридические вопросы, связанные с переходом на семейное обучение в разных странах.

Например, в Германии домашнее образование незаконно: не ходить в школу нельзя. Но не для всех это оказывается препятствием — всегда можно эмигрировать. Немецкая семья Sundance Family, в которой шестеро детей, переехала из Германии в Коста-Рику 12 лет назад. Они путешествуют full-time и часто проводят зимы в Таиланде, в сообществе, где порядка 200 семей, около сотни детей и большинство из них — ворлдскулеры.

«В Малайзии мы жили в семье хоумскулеров, которая принимала у себя дома встречи, — рассказывает Лика. — Приходило до двадцати семей, где все друг друга знают, мы играли в настолки, что-то обсуждали. В Малайзии не регламентируется, ходит ребенок в школу или нет. Большинство ходит по умолчанию, но есть целое сообщество, в котором предпочитают не отдавать детей в школу».

«В Турции хоумскулинг не под запретом для неграждан страны, — говорит Луана. — При этом когда я говорю, что не хожу в школу, все хватаются за голову: „Ах, бедная девочка!“ Так что в Турции легче соврать и назвать любую школу наугад. На Бали, видимо, много таких, как я, поэтому это никого не удивляет».


В России worldschooling пока не так распространен, как на Западе, — впрочем, и там хватает тех, кто настроен по отношению к подобному образу жизни враждебно. Чтобы представить, какие комментарии слышат ворлдскулеры в свой адрес, достаточно почитать обсуждение на одном из форумов — встречаются, например, такие мнения: «это для ленивых родителей, которые ничего не могут ребенку дать», «чтоб были знания, надо учиться, а не мотаться по странам, как роза в проруби, рассматривая пирамиды с бедуинами», «а как они будут получать высшее, если к учебе не приучены?».

Помимо того, что у ворлдскулеров «нет будущего», противники утверждают, что дети вырастут необразованными, невоспитанными, несоциализированными — в общем, не приспособленными к «реальной жизни». По словам сторонников, всё оказывается ровно наоборот: разрыв между «тем, чему учили в школе», и «реальным миром» сокращается в разы.

В школе ученик проходит тему, часто не зная заранее, где это может пригодиться в будущем. А применяя знания на практике здесь и сейчас, он понимает, что это ему дает, и сразу получает ощутимый результат, который оправдывает затраченные усилия и мотивирует учиться дальше — не для галочки, а из интереса.

Тем не менее у ворлдскулинга действительно есть недостатки, которые стоит учесть:

  • Не во всех странах домашнее обучение легитимно и принимается обществом. Нужно знать правовые ограничения, уметь отстаивать эффективность семейного образования.
  • Ответственность за обучение детей ложится на плечи родителей. Нужно решать больше вопросов, это может вызывать стресс, тревожность, напряжение. С другой стороны, нет родительских собраний, дети не трясутся перед контрольными.
  • Требуется много времени, сил и терпения на то, чтобы подбирать программу, педагогов и курсы, контролировать прогресс, разбираться с бумажками, проходить бюрократические процедуры. У родителей остается меньше времени на себя, свою работу.
  • Стартовые условия у всех разные, начиная с цены авиабилетов до пункта назначения и заканчивая финансовыми ресурсами в принципе. Не у всех есть возможность перестроить свой график работы, наладить пассивный доход или сдавать недвижимость в аренду, чтобы компенсировать часть расходов на путешествия, репетиторов и курсы. С другой стороны, можно пользоваться только бесплатными платформами в интернете.
  • Не все профессии переводятся на удаленку. Работать врачом, строителем, водителем или поваром дистанционно невозможно.
  • При домашнем обучении у детей нет того количества общения со сверстниками, которое дает школа. С другой стороны, нет и школьной травли.
  • Если долго путешествовать, часто переезжать с места на место, могут возникнуть усталость, переизбыток впечатлений, эмоциональная перегрузка. Требуется дополнительное время, чтобы восстановиться.


«Самое типичное опасение — что ребенок не сдаст аттестации, не поступит в университет, не получит работу и вырастет дворником», — говорит Луана.

Сдавать ли аттестации, каждая семья решает сама, но, как правило, родители контролируют, чтобы уровень знаний детей примерно соответствовал тому, что должны знать школьники в их возрасте.

«Конечно, есть страх родительский: а правильное ли я принял решение? — признается Лика. — Хорошо ли, что мои дети не знают этого и этого? С другой стороны, я смотрю на их друзей во дворе и задаю, например, пятиклассникам общие вопросы, из серии „где находится Африка“, — они не знают. Выясняется, что мои даже более эрудированные, чем их сверстники».

Вот что отвечает тем, кто называет ворлдскулеров «неучами», Ханна Миллер: «Мне приходилось учиться больше, чем большинству. Это неизбежно. Надолго погружаясь в другую культуру, ты просто не можешь не узнать больше, чем в стенах школьного класса». После восьми лет путешествий она без труда поступила и окончила «с красным дипломом» престижный канадский вуз — Университет Куинс. А опыт межкультурного общения помог ей устроиться на летнюю практику в Научную библиотеку Гватемалы и на год съездить по обмену в Нидерланды для изучения географии.

«Soft skills — это то, чему школа, по моему опыту, не учит вообще никак, — говорит Лика и перечисляет умения, приобретаемые детьми в путешествии: — Умение работать в команде, много взаимодействовать с разными людьми — у всех свои особенности, с ними надо считаться. Умение планировать свое время. Умение ориентироваться — старший приезжает в любое место и очень быстро понимает систему транспорта, даже лучше, чем я. Умение нестандартно решать задачи — в дороге мы часто берем вопросы из ТРИЗа, а иногда дети сами просят: мам, дай нам каких-нибудь примерчиков. Сохраняется открытость, любопытство».

Последние 20 лет показали, что мы не в силах предсказать, какие профессии появятся завтра и какие навыки будут нужны. Ворлдскулеры верят, что главное — научить детей учиться самостоятельно, зная свой темп, сильные и слабые стороны. Учиться постоянно — критически необходимо.

Друзья и общение

«Друзей у меня так много, что не со всеми я успеваю поддерживать связь», — хвастливо пишет Ханна в своем блоге, утверждая, что общается по почте и скайпу с друзьями по всему миру. В путешествиях есть шанс познакомиться и подружиться с неограниченным количеством людей, причем необязательно ровесниками. И всё же в предположении о том, что частые переезды мешают построить долгосрочные дружеские отношения, есть доля правды.

«В родном городе у сыновей есть друзья, а в дороге их, по сути, не было, — говорит Лика. — С одной стороны, мы общались много с кем, но как только познакомишься — уже уезжаешь. К тому же редко когда у принимающей семьи есть дети, еще реже — подходящие по возрасту и интересам.

Я для себя поняла, что лучше ехать куда-то, где есть общение — оно нужно и для ребят, и для меня, потому что мне порой тоже было одиноко».

У семей, которые подолгу остаются на одном месте (slow travelers), больше вариантов: можно искать группы в социальных сетях, ходить на мероприятия или самим организовывать встречи. «Это как испытание — задача, которую надо научиться решать», — говорит Луана. Она знакомится в инстаграме, переписывается по вотсапу и считает, что найти общение не проблема, а вот найти людей, с которыми интересно проводить много времени, бывает тяжело: «Я вспомнила из курса, который недавно проходила, что в монгольском языке есть понятие „анда“ — „два тела, одна душа“. Вот такого человека я пока не нашла. Но есть как минимум пять знакомых, с которыми я довольно близко общаюсь».

Безопасность и комфорт

В рассуждениях на эту тему есть две крайности. Одни считают, что разъезжать по миру с детьми слишком опасно. Когда семья Ханны путешествовала по Азии, в комментариях блога то и дело появлялись фразы о том, что «они умрут в тропическом лесу от какой-нибудь инфекционной болезни», «будут похищены и вовлечены в проституцию», «будут страдать от эмоциональной травмы».

Страх — это нормально, за здоровье своих детей переживает любой родитель. «Естественно, медицинские страховки были у всех, но даже со страховкой, случись что со мной, было бы страшно», — признается Лика. Путешествия — это неопределенность, не всегда можно предсказать, как пройдет твой сегодняшний день. Но не это ли лучшая подготовка к «реальной жизни»?

«Когда мы приехали в Эквадор, там начались протесты. Это мы тоже с ребятами обсуждали: что такое протесты, почему люди протестуют. Выглядело это страшно: люди жгли покрышки, деревья, кидали это всё на улицы — дороги были перекрыты по всей стране. Мы не могли оттуда выехать: автобусы не ходили. Но летали самолеты. Я взяла билет в Парагвай, оттуда мы поехали в Аргентину. Выяснилось, что протесты и в Боливии, и в Чили. А у нас билеты в Новую Зеландию из Чили. Через каучсерфинг я узнала, что в целом перемещаться можно, транспорт ходит. Но по Чили мы практически не гуляли, потому что на улицах было не комфортно: ходят протестующие, кричат, ломают всё, что под руку подвернется».

Вторая крайность — считать, что дети вырастут избалованными, привыкшими к комфорту и отсутствию обязанностей. И здесь стоит сразу перейти к вопросу, который волнует всех.

Деньги

В представлениях некоторых людей путешествующие семьи «одарены свыше непомерным количеством денег», пишет Ханна. Разумеется, такие есть. Но большинство не перемещаются на личных самолетах и океанских лайнерах от одного пятизвездочного отеля к другому. Они используют бюджетные варианты — хостелы, гестхаусы, кемпинги, останавливаются у местных по couchsurfing и lovehomeswap, ищут подработку через workaway, присматривают за чужими домами и питомцами по housesitting.

Комфортом иногда приходится жертвовать — в путешествии нужно быть готовым к разным условиям.

Для многих семей worldschooling означает необходимость не только тратить, но и зарабатывать в дороге. Ханна получила свой первый доход в 15, а полностью перешла на удаленку и стала независимой от родителей в возрасте 20, организовав собственный бизнес — бюро виртуальных ассистентов. Она начинала с блога на платформе Wandering Educators, писала заметки, редактировала, обслуживала сайты, вела социальные сети и даже работала литературным негром для книжной серии. А иногда переодевалась в фею, играла на скрипке в детском лагере или на улице.

При этом ее называли «привилегированным, самодовольным снобом, смотрящим сверху вниз на других людей». Возможность путешествовать, продолжая одновременно учиться и работать, действительно есть не у всех, но ворлдскулеры не считают, что их образ жизни лучше других или единственно правильный, говорит Ханна.

«Когда мы приехали в Португалию по каучсерфингу, хозяин стал меня поучать: хоумскулингом надо заниматься вот так, всё я делаю неправильно, — рассказывает Лика. — 

Мы договаривались на пять ночей, а он нас после четвертой выставил: всё, уезжайте, надоели. Нам пришлось срочно искать, где ночевать, мы не нашли и спали в палатке на пляже.

Опять же, это был повод с детьми обсудить, какие бывают люди: кто-то нас с улицы зовет к себе, потому что не хочет, чтоб мы мокли под дождем, а кто-то выставляет, понимая, что нам некуда идти».

О кругосветке Лика мечтала с детства:

«Я вспоминаю, как мне было лет пять, на полу лежала огромная карта, я по ней ползала, изучала названия стран. Это было давно, когда за границу в принципе выехать было невозможно».

Уже после появления собственных детей Лика стала искать варианты, чтобы путешествовать. «Я принимала дома каучсерферов из разных стран, и в ноябре позапрошлого года у нас остановился кругосветчик из Колумбии. На тот момент он путешествовал три года. Я его спросила: „А как же деньги? А сколько надо?“ И он сказал мне вещь, которая очень запала: что деньги совершенно не главное и что если я буду копить, то не поеду никогда. После этих слов я поняла, что надо стартовать уже сейчас, а не ждать, пока дети вырастут или пока у меня появится какая-то сумма».

Есть много способов быть ворлдскулером. Эшли Даймок, автор книги World Schooling: How to Revolutionize Your Child’s Education Through Travel, выделила четыре возможных подхода:

1-й тип — «оседлые странники». Неверно думать, что ворлдскулинг возможен только тогда, когда семья путешествует постоянно. «Зачем» вы путешествуете гораздо важнее, чем «сколько». Не совершайте ошибку, думая, что двух недель в году недостаточно. Ведь ворлдскулинг — это прежде всего образ мышления. Не все семьи хотят и могут путешествовать подолгу. Но стать «оседлым странником» — первый шаг к тому, чтобы продумать стратегию для более длительных поездок. Учатся ли дети в государственной, частной, альтернативной или «семейной» школе, при этом неважно.

2-й тип — «нестандартные традиционалисты». Такие семьи знают, как использовать традиционную школьную систему нешаблонно — например, во время длительных поездок за границу переводить детей в местные школы. Ученикам — опыт в плане межкультурного общения, социальных навыков и языковой практики, а родителям — свободное время.

3-й тип — «структурные авантюристы». Для большинства путешествующих семей самый распространенный способ обучения — та или иная форма хоумскулинга. Учеба в дороге плохо стыкуется со школьной программой «по графику». Но хорошая новость в том, что такой стиль жизни не сделает образование ниже качеством, а, наоборот, выведет его на новый уровень — далеко за пределы учебников.

4-й тип — «всемирные анскулеры». Это самый неформальный и неструктурированный формат. Родители анскулеров часто используют так называемый метод «посыпания» (strewing): идея в том, чтобы «сеять интересности» вокруг ребенка и «расстилать дорожки» к разным возможностям, чтобы он сам мог выбирать, куда ему сворачивать. В случае «всемирных анскулеров» Земля становится одновременно классом, учителем и проводником, который открывает пути и осыпает тебя возможностями.

Отмены бронирований, самоизоляция, кризис, стресс и прочие неприятности, вызванные пандемией, заставили многие семьи пересмотреть свои маршруты.

«Мы приехали на Бали в середине октября и планировали остаться до апреля, у нас социальная виза, ее можно продлевать только четыре раза, — говорит Луана. — В апреле объявили, что всем бесплатно выдают emergency visa и можно оставаться, пока не закончится пандемия. А она всё не заканчивается. Вот мы и застряли. Честно говоря, я уже чувствую себя картошкой в банке, которую надо вывалить и начать что-то делать. А мы сидим на одном острове и не можем улететь».

На время карантина все школьники в каком-то смысле стали хоумскулерами. Но worldschooling возможен и из дома. «Когда мы, например, изучаем вулканы, я могу открыть главу в энциклопедии и параллельно — наши фотографии из путешествия: „А помнишь, как мы были на вулканах?“ Очень многое из книг дети теперь могут соотнести со своим опытом», — добавляет Лика.

В конечном счете worldschooling — это не про то, что нужно срочно продавать имущество, увольняться с работы и скакать по планете с детьми, на ходу придумывая программу. Это о более осмысленном подходе к путешествиям и образованию детей. Путешествие не сводится к списку стран рядом с вашей фамилией, так же как образование — к сумме баллов за тесты. И даже если вы путешествуете только в пределах своей страны, вы всё равно можете представлять, что мир вокруг и есть ваша школа.

Worldschooling: путешествия вместо школы, или Как успевать учиться, если твоя семья всё время в дороге — Нож (knife.media)