«Построить такую школу – это как наркотик...»

Бесплатное жилье, прозрачные классы против буллинга и учебный план, который формирует сам школьник. Как устроена инновационная школа «Точка будущего»

Агата Коровина

В Иркутске открылась инновационная школа «Точка будущего». Главная ее особенность в том, что вместе с детьми из изначально полных семей в ней учатся приемные дети, бывшие сироты, для семей которых при школе построили поселок. Автором и инвестором проекта выступил бизнесмен и меценат Альберт Авдолян при поддержке генерального директора «Ростеха» Сергея Чемезова. Агата Коровина побывала в школе и выяснила, как ее архитектурные особенности помогают предотвратить буллинг, что такое интегрированные уроки, зачем нужны тьюторы и как принцип проектирования развивает способность ребенка распоряжаться своей жизнью.

В 2015 году здесь было капустное поле. Сегодня тут стоит суперсовременный комплекс, в котором учатся 670 детей. 111 из них живут в приемных семьях. В следующем году учеников будет больше тысячи.

Изначально Сергей Чемезов и Альберт Авдолян планировали построить детский дом: в Иркутской области, где Чемезов родился, а Авдолян жил и работал, около 16 тысяч сирот — это один из самых высоких показателей в России. Но в ходе разработки проекта стало ясно, что детский дом проблему не решит, потому что важно не просто поселить детей, оставшихся без родителей, в хорошем месте — их надо социализировать, а именно с этим в детских домах плохо.

Дальнейшие исследования показали, что социализация проходит лучше, когда рядом сосуществуют 15% приемных детей и 85% детей из изначально полных семей. Тогда Авдолян создал благотворительный фонд «Новый дом», Чемезов стал главой попечительского совета фонда. Так они запустили проект «Точка будущего», который начал работать одновременно по трем направлениям: непосредственно шло строительство школы, проводился конкурс среди приемных семей, велось обучение преподавателей и сотрудников школы, чтобы они органично встроились в эту не совсем обычную для России историю.

Профессиональные приемные родители

Приемные семьи, которые решили принять участие в проекте, должны были выполнить несколько заданий и пройти специальный тренинг. За ними наблюдали эксперты из разных городов России, которые до этого уже работали с приемными семьями, и оценивали потенциальных мам и пап.

В финале программы родителей приглашали на собеседование, чтобы лучше понять их мотивы и модель воспитания, которой они придерживаются. Последний вопрос, который им задавали, — готовы ли они стать профессиональными приемными родителями, потому что только такие родители могли войти в программу.

Профессиональные приемные родители — это люди, которые постоянно берут в свою семью детей из детдомов.

Всего для «Точки будущего» отобрали 19 семей, каждой предоставили дом с мебелью и современной техникой неподалеку от школы, причем предоставили практически бесплатно — платить нужно только за коммунальные услуги. Самый большой дом — площадью 360 квадратных метров. Его отдали семье, в которой 11 приемных детей. Другие дома поменьше, но они тоже просторные и с широкими лестницами на второй этаж.

С каждой семьей заключили договор на пять лет, согласно которому родители должны воспитывать хотя бы пятерых детей — и не важно, приемных или своих. Если у детей есть особенности здоровья, то их может быть меньше, точное количество в этом случае не оговаривается и всё решается индивидуально. При этом в доме разрешают жить и совершеннолетним детям, и внукам усыновителей. Также нет ограничений на животных: по дому одной из семей гуляют две кошки, а во дворе резвятся три собаки.

В действительно инновационной школе инновационным должно быть всё, начиная со зданий. Такой логикой руководствовались создатели «Точки будущего», когда решили не арендовать обычные корпуса, а построить всё с нуля — и для этого объявили международный архитектурный конкурс. В финал прошли проекты из Финляндии, США и Дании. Выиграл датский проект архитектурного бюро Cebra, который затем адаптировали под Россию в бюро UNK project. Датским коллегам помогал институт дизайна «Стрелка», центр разработки образовательных систем «Умная школа» и местные архитекторы.

Главная особенность дизайна школы — корпуса расположены по кругу, плавно перетекая один в другой, и находятся они под общей крышей. Несмотря на то что здания образуют круг, школа не выглядит как крепость. Территория за зданиями хорошо просматривается — везде есть широкие проемы, через которые можно попасть на спортивные площадки, парковку или в поселок приемных семей.

Помимо проемов легкость создают высокие колонны, обшитые металлом, широкие окна и прозрачные двери. Благодаря этому всегда можно увидеть, что происходит на улице, в корпусе напротив или рядом: здесь занимаются балетом, там играют в настольный теннис, а там изучают ботанику.

У каждого корпуса есть название: корпус детского сада — «Вода», технический — «Земля», корпус младшей школы — «Воздух», он соединен стеклянным переходом со спортивным комплексом — «Огнем», а тот — со старшей школой — «Космосом».

Внутри круга зданий расположен небольшой амфитеатр, горки, невысокие спортивные площадки с прорезиненным покрытием, две клетки для панна-футбола, за кругом — десять площадок для малышей из сада, не типовых, а разработанных специально для проекта. Тут дети могут залезать в трубы-гроты, на корабль, играть с системой подачи воды, маленькими экскаваторами и другими интересными объектами.

Интерьер: прозрачность против буллинга

Основной цвет внутри школы — бежевый. Он выбран осознанно: главные краски, по мнению дизайнеров, должны привносить дети, пространство — лишь фон. Но, разумеется, в помещениях расставлены цветовые акценты: ярко-желтые книжные полки, синие стулья, зеленые кресла, оранжевые пуфики.

Как и снаружи, внутри школа тоже прозрачна. Находясь в классе, можно смотреть и на улицу через панорамные окна, и в условный «коридор» (коридоров в привычном понимании в школе почти нет). Прозрачны и столовая, и учительская, и переговорные. Но при желании эту прозрачность можно убрать — например, выдвинуть панели, которые спрятаны в стенах.

Прозрачность не только облегчает пространство и приучает всех к открытости, она выполняет еще одну важную функцию — предотвращает буллинг. В обычных школах коридорного типа дети травят друг друга чаще, потому что жертву можно загнать в темный угол и никто об этом не узнает. 

Но стеклянная коробка — тоже не самое комфортное решение. Это понимали и дизайнеры, поэтому в школе есть глубокие кресла, небольшие полудомики, в которых можно разговаривать по телефону или просто отдыхать, мягкие панели, которыми можно оградить пространство, высокие перегородки на столах, тканевые жалюзи. Благодаря этому человек не чувствует себя как в аквариуме. Если ему хочется спрятаться и побыть одному, он может это сделать.

Устройство классов: доска во всю стену и горка, ведущая в раздевалку

Во многих классах длину поменяли местами с шириной — это как если бы в обычной школе доска была на стороне окон. Что это дает? Уходит понятие «камчатка». Дети сидят максимум в два ряда. И сидят они не за обычными партами, а за столиками в форме трапеции, рассчитанными на одного человека. Благодаря такой форме и маленькому весу парты легко поставить рядом и сидеть уже вдвоем, втроем или всем классом в кругу — журналисты насчитали восемь форм организации совместного пространства.

Привычной коричневой или даже белой доски в классах тоже нет. Во всю стену — магнитно-маркерная поверхность. Она выглядит как широкая полоса, чуть более темная, чем основная стена. На ней пишут маркером и примагничивают к ней то, что нужно примагнитить. А так как поверхность большая, на ней можно, например, написать самое длинное предложение из произведения Льва Толстого, а рядом нарисовать портрет писателя и план его усадьбы.

В школе также есть классы, предназначенные для конкретных уроков, они соответствующе оборудованы. В кабинете химии столы уже не двигаются, они закреплены и покрыты специальным веществом, которое не вступает в реакции с другими веществами, поэтому никто из учеников стол не прожжет. Над столами — вытяжки и системы для крепления проводов, чтобы случайно не сорвать их в порыве научного энтузиазма.

Но больше всего простора — на уроках физкультуры. В школе большие спортзалы, из которых в раздевалку можно скатиться по пластиковой горке, залы для танцев, бассейн, а на улице — футбольное поле, которое зимой заливают, превращая в каток.

Технология: современные уроки труда без гендерного разделения

Помимо общеобразовательных классных комнат в «Точке будущего» много профильных. Например, для дизайна одежды, робототехники, кулинарии, строительства (там можно в учебном формате положить плитку и зашпатлевать стену), гончарного дела.

Всё это можно назвать общим словом — технология.

Но если в обычных школах девочки ходят на свою технологию, где шьют фартуки и вяжут носки, а мальчики на свою, где выжигают разделочные доски, то здесь никакого гендерного разделения нет. Хочет мальчик стать модельером — идет и учится шить, хочет девочка создать фабрику по переработке мусора — идет и изучает робототехнику.

В слесарной мастерской нет парт, к которым прикручены станки, сами парты — это огромные профессиональные станки. В художественных кабинетах помимо мольбертов обязательно есть раковины. Кулинарная мастерская похожа на студию телевизионной программы: несколько рядов кухонных столов, на которых стоят миксеры, тостеры и вся необходимая посуда и встроены индукционные плиты.

Медиалаборатория заполнена лучше, чем большинство студий на журфаках: несколько камер на штативах, микшерный пульт, микрофоны, свет, софтбоксы, хромакей, который спускается на пол, а в комнате рядом — кривые зеркала, чтобы участники съемок могли расслабиться перед работой на камеру.

Все эти лаборатории организованы не только для того, чтобы дети создавали контент или учились шить и строгать, но и чтобы они разрабатывали собственные проекты и развивали свои идеи. Если человек что-то создает, значит, это для чего-то нужно. А что нужно — школьник выбирает сам или с помощью наставников — тьюторов.

Например, ребенок хочет улучшить состояние окружающей среды. Чтобы это сделать, ему нужно понять, как создать комплекс по переработке мусора. А чтобы его создать, нужно изучить робототехнику и химию.

Когда перед ребенком открывается такой выбор, родители волей-неволей задумываются про ЕГЭ: сдадут ли дети? «В нашем понимании не нужно специально готовить к ЕГЭ. Наше образование построено так, чтобы к моменту сдачи ученики в принципе были готовы. Академические знания важны, но мы на этом не останавливаемся», — отвечает Константин Серегин, директор по развитию центра разработки образовательных систем «Умная школа».

Проект «Я», или Индивидуальный учебный план

Основная образовательная идея «Точки будущего» — научить детей самостоятельности. Чтобы человек мог сделать выбор профессии в 11-м классе, он должен делать выбор в течение всей жизни. Поэтому у каждого ребенка начиная со старшей школы, то есть с 8-го класса, есть индивидуальный учебный план.

С самоопределением и выработкой индивидуального учебного плана помогают тьюторы. Они постоянно находятся на связи с ребенком и всё время занимаются анализом: стремятся понять, что ребенку нужно, чтобы реализовать себя, выясняют, как повлиял на него его недавний выбор, почему он хочет поменять профильные предметы.

При этом дети выбирают тьюторов сами, их можно менять каждый год. Один тьютор ведет 10–12 человек, и он занимается только этим. Его нельзя попросить взять десять часов информатики, например, или заменить классного руководителя.

Тьюторам помогают кураторы потока. Они выступают в роли организаторов и следят, чтобы дети были погружены во все образовательные процессы — всё-таки школьник не может заниматься только тем, что ему интересно, он должен изучать и общеобразовательные предметы.

В 11-м классе школьники разрабатывают проект, связанный с их жизнью. Он может быть ориентирован только на поступление в вуз, может — на что-то большее. Главное здесь — выявить истинные ценности ребенка: школьник опирается на мнение родителей или на собственное мироощущение, он реализует проект, потому что это модно или потому что это про него.

По сути, проектирование начинается уже в детском саду. Но с каждым годом детям предоставляют всё больше свободы. Уже в 8-м классе теряется само понятие класса — образуется поток, в котором дети делятся на мини-группы по интересам.

И ближе к выпуску школьники всё чаще ставят себе цели и задачи самостоятельно. Они могут прийти на урок и просто выбрать то, что им нужно. Но могут учиться и более классическим образом.

Проектная деятельность в школе обязательна, иначе не будет достигнут тот образовательный результат, о котором заявляли авторы проекта, — способность ребенка распоряжаться своей жизнью.

Преподаватели и отношение к ним: специальные дома и интегрированные уроки

В «Точке будущего» работают педагоги-предметники, тьюторы, логопеды, дефектологи, социальные педагоги, педагоги-психологи для младшей и старшей школы. Всех их готовили заранее. Хотя организаторы понимали, что школа не сможет взять много сотрудников, курсы прошли примерно 600 человек. Логика была такая: мы можем их обучить, а если они не попадут в «Точку будущего», то после курсов смогут проращивать те идеи, с которыми познакомились, в своих школах.

В «Точке будущего» нагрузка педагога составляет не более одной ставки (18 педагогических часов в неделю) — благодаря этому остается достаточно времени для подготовки, индивидуальной работы с детьми и профессионального развития.

А еще для тех преподавателей, для кого жилищный вопрос особенно актуален, планируют построить дома.

За обучение педагогов отвечает центр разработки образовательных систем «Умная школа», он с проектом с самого начала. Уже в 2003 году эксперты «Умной школы» начали разрабатывать образовательную концепцию «Точки будущего». Они не муштруют учителей, а нащупывают их точки роста, помогают им развиваться и параллельно знакомят с эффективными международными моделями преподавания.

Педагоги готовят рабочие программы урочных и внеурочных курсов, критерии оценки. «Нам очень хотелось, чтобы рабочая программа для педагога не пылилась на полке, а была инструментом, включающим все наши уникальные технологии. Чтобы благодаря этой программе даже новый педагог мог быстро влиться в работу», — рассказала Ирина Булатова, руководитель центра профессионального развития «Точки будущего».

Одна из задач, которая стояла перед педагогами, — разработать интегрированные уроки: когда объединяются двое или больше преподавателей и проводят совместное занятие. Например, математика плюс робототехника.

Архитектурная концепция школы позволяет педагогам выстраивать междисциплинарные связи, проводя занятия в непривычных местах — например, учитель химии может организовать наглядный урок в кулинариуме или в мастерских.

Разумеется, учителя ориентируются и на учебники из утвержденного федерального перечня. Но это не значит, что учитель должен пользоваться только ими. Он может брать задания из информационно-библиотечного центра «Точки будущего» или пользоваться материалами из интернета.

По решению учредителя каждому ребенку выдали персональное устройство — ноутбук-трансформер и завели учетные записи. С помощью ноутбука с детьми можно заниматься удаленно, если это понадобится.

Оценки без отметок

Система оценивания в «Точке будущего» пока формируется. Но точно можно сказать, что обычные пятибалльные отметки за уроки детям не ставят. Однако оценка всё же есть.

В школе используют критериальное оценивание: преподаватель самостоятельно или вместе с детьми разрабатывает критерии, ориентируясь на которые дети в конце урока сами понимают, какого результата они достигли. В представлении спецкора «Ножа» выглядит это примерно так: учитель говорит: «Сегодня нам надо понять, что такое треугольник, его основные свойства и то, как эти свойства помогут нам решать геометрические задачи»; а в конце урока учитель вместе с детьми анализирует, что каждый из учеников уяснил.

«Что такое четыре как оценка? Почти всё понял. А что значит это „почти всё“? А в критериальном оценивании мы четко понимаем, чему человек научился и что он не усвоил», — поясняет Ирина Булатова.

При такой системе и сам учитель лучше понимает, как ему корректировать свою работу с учениками. На опасения спецкора «Ножа», что учитель должен будет выстраивать индивидуальную работу с каждым учеником, в школе ответили, что на практике дети объединяются по группам. Например, самое простое деление: группы с низким, средним и высоким уровнем. Ситуации, когда нужно дать индивидуальное задание каждому из 24 учеников (а именно столько детей в одном классе в старшей школе), встречаются очень редко.

В конце каждого триместра и по завершении учебного года заработанные ребенком баллы будут переведены в традиционные пятибалльные отметки.

Как поступить в школу и почему она бесплатная?

«Точка будущего» — благотворительный социальный проект, поэтому все уровни образования здесь бесплатные, включая детский сад. Хотя обслуживание школы будет обходиться фонду «Новый дом» примерно в 600 млн рублей в год, а сама школа стоила около 6 млрд, идею сделать хотя бы часть мест платными здесь не рассматривают.

Учиться в школе могут все дети Иркутска (теоретически вообще все дети, но автобусы, которые отвозят их в школу и обратно домой, курсируют только по городу). Чтобы попасть в «Точку будущего», надо подать заявку в электронном виде, а потом ждать.

Всё решит метод случайных чисел — именно так происходит отбор: выбирают не по талантам, не по социальному статусу, а с помощью случайности.

Если алгоритм выберет ребенка с особенностями здоровья, с ним в группах или отдельно будут заниматься логопеды, дефектологи и другие преподаватели.

В итоге формируются основные и резервные списки. Если родители по каким-то причинам отказываются отдавать ребенка в школу, то подключаются ученики из резерва. В резерве уже работает другой метод — очередь, то есть выше фамилия той семьи, которая быстрее нажала кнопку «зарегистрироваться».

Особые условия есть только для двух групп: для детей сотрудников и детей, которые проживают в поселке семей-усыновителей. Для них прием внеочередной. Однако на пресс-подходе журналисты отметили, что увидели на фотографиях с открытия школы детей влиятельных иркутских родителей. В администрации «Точки будущего» еще раз подчеркнули, что прием вели только методом случайных чисел. Но чтобы вопросов больше не возникало, в комплексе проведут расследование.

Еще одна «Точка будущего»

«Построить такую школу — это как наркотик в метафорическом смысле: когда начинаешь этим заниматься, то увлекаешься, втягиваешься в процесс, радуешься, когда видишь неподдельные эмоции, — говорит Альберт Авдолян. — И уже понимаешь: надо строить следующую, следующую и следующую».

И следующую действительно построят — она разместится в Якутии и будет точно такой же. Плюс еще одну действующую школу в Якутии в поселке Кысыл-Сыр Вилюйского улуса, где находится производственная площадка одной из компаний Авдоляна, видоизменят внутри. Соответствующее соглашение Авдолян уже подписал с главой Республики Саха (Якутия) Айсеном Николаевым и главой попечительского совета фонда «Новый дом» Сергеем Чемезовым.

Бесплатное жилье, прозрачные классы против буллинга и учебный план, который формирует сам школьник. Как устроена инновационная школа «Точка будущего» — Нож (knife.media)