Cемейное обучение: личный опыт

Автор: Нина Кулюлина

Семейное обучение приобретает в России все большую популярность. По данным Министерства просвещения, каждый год количество семей, обучающих детей дома, вырастает в два раза. Мы поговорили со студентами московских вузов, которые провели на семейном обучении несколько лет, и узнали, почему дети уходят из школы, каково это — учиться дома и какие трудности ожидают «‎семейников» при поступлении в вуз.

НАТАЛЬЯ (ИМЯ ИЗМЕНЕНО ПО ПРОСЬБЕ ГЕРОИНИ), НИУ ВШЭ

ПЕРЕХОД НА СЕМЕЙНОЕ ОБУЧЕНИЕ

Хоумскулинг, или семейное обучение (СО), предполагает изучение программы общего образования дома с помощью родителей или самостоятельно. Учащийся на семейном обучении может самостоятельно выбирать уровень изучения предметов в рамках школьной программы и сдавать промежуточные аттестации в удобной для него форме. 

Причины перехода на семейную форму обучения для каждого учащегося различны. Некоторые уходят из школы из-за проблем со здоровьем, и тогда их снисходительно называют «‎домашниками». Другие хотят закончить школу раньше — и становятся экстернами. Учащиеся, которые переходят на домашнее обучение по собственному желанию, обычно получают название «‎семейники». 

Нашу героиню Наташу родители забрали из школы, когда она училась в 4-м классе: «‎У меня были постоянные конфликты с учителем, он считал меня какой-то выскочкой, много о себе думающей. Ему не нравилось, что я в тетрадях рисую, на уроках скучаю, еще и его самого поправляю». И пусть программа начальной школы была пройдена героиней еще до поступления в 1-й класс, а контрольные она решала за 10 минут вместо положенных 45, в ее дневнике раз за разом появлялись ‎тройки и ‎четверки.

Как-то, забирая меня из школы в слезах в очередной раз, папа спросил, не хочу ли я поучиться некоторое время дома, — рассказывает Наташа. — Я согласилась и с тех пор ни разу не пожалела об этом решении.

Томас ушел из школы по собственному желанию после 5-го класса. В начальных классах он учился в городе Домодедово Московской области и постоянно чувствовал себя не в своей тарелке: ‎«Чувствовалась атмосфера бесперспективности, бессмысленности того, что мы изучаем. Учителя даже не пытались заинтересовать нас своими предметами. И большинство действительно ничем не интересовалось».

Сначала Томас решил уйти на семейное обучение на год, чтобы найти сильную школу в Москве. «‎В 7-м классе я писал экзамены в несколько школ и в итоге поступил в лицей «Воробьевы горы» — на тот момент очень сильную школу. Но проучился я там всего пару месяцев: понял, что учиться на дому нравится гораздо больше». В 10–11-м классах Томас все же вернулся в школу, правда, уже в частную. «Я решил закончить школу в очном формате, боялся упустить какую-то важную часть своей учебной жизни. Но в государственные школы идти не хотелось: они все примерно одинаковые и не могли дать мне того, что я искал».

Серафим никогда не ходил в школу: «‎С 1-го класса меня учила моя мама, а в школу я ходил только на контрольные работы. Школьником в полном смысле слова я никогда не был». Причиной такого выбора стала личная травма мамы Серафима. «Мама считает, что школа убила ее мотивацию к обучению, ничем не помогла, годы в школе ей были в тягость. Такую же участь для меня она не хотела». ‎

Эксперимент с семейным обучением шел успешно, и младший брат Серафима также не пошел в 1-й класс школы. Некоторое время семья Серафима жила за границей, потом вновь вернулась в Россию, и везде он учился в форме семейного образования, так и окончил 11-й класс. Серафим считает, что «после того, как столько лет проучился дома, уже как-то нет смысла возвращаться».

КАК УЧАТСЯ «СЕМЕЙНИКИ»

Законодательство никак не регулирует процесс обучения детей на семейном образовании, поэтому каждая семья строит обучение по-своему. Первые несколько лет Наташу по всем предметам учил и готовил к экзаменам отец, а начиная с 7-го класса она стала самостоятельно обучаться гуманитарным предметам: «Папа очень помогал мне первые годы и отпускал в самостоятельное плавание только тогда, когда понимал, что я уже готова. По русскому языку, например, я начала учиться сама уже с 7-го класса, по другим предметам — позже». С 10-го класса Наташа полностью училась самостоятельно.

Мама Серафима учила его примерно до 5-го класса, после он осваивал программу сам. «До 5-го класса мама учила меня по всем предметам, а вот после, по мере того как росло количество предметов, я как мог осваивал программу самостоятельно». В 9-м и 11-м классах в рамках подготовки к ГИА с ним также занимались репетиторы по русскому языку и математике. Другие предметы Серафим предпочел изучать самостоятельно: «Хороший репетитор на вес золота в прямом смысле — он дорогой. Я не хотел заставлять родителей тратиться, поэтому решил готовиться к экзаменам сам».

Томас же с первого дня на семейном обучении учился самостоятельно: «Родители помогали мне решать юридические трудности, оказывали поддержку, но не более, учился и сдавал экзамены я всегда сам». Вначале учиться самому было сложно, но уже на следующий год стало даже проще, чем в школе. «Я человек самостоятельный, умею сам себе составлять расписание, а потому учиться дома мне было не очень сложно», — отмечает Томас.

Процесс обучения у ребят строился тоже по-разному. Наташа училась много и сверх школьной программы, участвовала в олимпиадах для школьников и конференциях проектных и исследовательских работ: «‎Фактически учеба, включая разнообразные кружки, составляла все мое время, за исключением сна». Впрочем, как признается Наташа, «‎учиться было интересно, а родители поддерживали все начинания». 

Серафим и Томас учились по мере своего желания, свободное время занимали кружками, чтением научных и художественных книг. Томас называет режим обучения «‎лайт», потому что на самостоятельное изучение предмета тратится гораздо меньше времени. В то же время он иронично отмечает:

Все думают, что семейное обучение как сплошные каникулы, но на самом деле там только будни и никаких каникул. При учебе дома очень велик соблазн «‎на все забить», а потому важно воспринимать свое ‎освободившееся время не как каникулы, а как рабочие будни.

ЭКЗАМЕНЫ НА СЕМЕЙНОМ ОБУЧЕНИИ

Взаимодействие с традиционной образовательной системой во время семейного обучения может строиться по-разному. Наташа до 10-го класса сдавала исключительно независимые диагностики в МЦКО (Московский центр качества образования) и не была прикреплена к школе.

У нас по закону учащийся на семейном образовании имеет право сдавать экзамены в любой школе города. Но, когда я действительно попыталась найти такое место, мне отказала 51 школа из 52.

Наташа сдала ОГЭ, когда была по возрасту в 10-м классе, а еще через год — ЕГЭ, но из-за юридических неточностей ей не смогли выдать аттестат. «В итоге при идеальной успеваемости мне пришлось остаться на второй год, только чтобы получить аттестат». Так Наташа поступила в вуз на год позже — в 18 лет. 

Томас тоже ‎оставался на второй год, но по другим причинам. «С 6-го по 10-й класс я был прикреплен к частным онлайн-школам, где сдавал экзамен в конце года по каждому из предметов. Но в конце 10-го класса я узнал об очной частной школе («Новая школа», г. Москва — прим. The Vyshka), которая мне так понравилась, что я решил поступать туда». Поступить сразу в 11-й класс Томас не смог: в «Новой школе» вели прием только в 10-й класс. Так наш герой добровольно остался на второй год.

Отношения Серафима со школой складывались, как и у Наташи, непросто. «С 1-го по 3-й класс я был прикреплен к государственной школе, где и сдавал экзамены. Но, когда я был в 4-м классе, моя семья эмигрировала за границу, поэтому я ушел из российской школы. За границей мы решили к школе не прикрепляться, и аттестацию я там не проходил».

В 9-м классе по возвращении в Россию его семья обратилась в школу по месту прописки для сдачи промежуточных экзаменов и ОГЭ. Процесс заключения договора о семейном обучении шел тяжело: «‎Нам пришлось несколько раз приходить в школу с юристом и вести шестичасовые беседы. В итоге меня в школу приняли, и аттестацию я проходил именно в ней». Однако и после этого отношения оставались натянутыми. Когда в ту же школу обратился младший брат Серафима, ему мягко намекнули на отказ.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Все наши герои сошлись в одном: семейное обучение предоставляет большую свободу, которой каждый распоряжается в меру своих желаний. Для Наташи это была возможность попробовать себя в разных кружках, заниматься дополнительным образованием. По ее мнению, «семейное обучение дает больше возможностей для профориентации, и ‎по окончании школы дети на семейном обучении уже гораздо лучше знают, чего хотят от жизни, и знают, как этого достичь». Для Томаса была важна возможность путешествовать. С его точки зрения, «семейное обучение отлично формирует полезные в будущем навыки самообразования». 

Единственным минусом семейного обучения ребята считают малое количество общения, упущение школьной жизни. По мнению Томаса, «большинство времени учащийся на семейном обучении проводит наедине сам с собой, а потому бывают и периоды чувства одиночества».

СЛОЖНОСТИ ОБУЧЕНИЯ

Сложности при семейном обучении возникают разные и в основном из-за неразработанности правового поля и отсутствия организаций, представляющих права детей на семейном обучении. «Найти учебники для самообучения в России почти невозможно, а формат сдачи экзаменов зачастую предполагает шестичасовые выматывающие мероприятия, которые гораздо сложнее, чем аналогичные у школьников», — отмечает Наташа. 


С точки зрения Серафима, «заниматься неинтересными предметами и зубрить к экзаменам и ГИА самостоятельно очень сложно», а постоянные занятия с репетитором требуют серьезных финансовых вложений. Кроме того, учась дома, очень легко испортить отношения с родителями. Как рассказывает Наташа,

Дело в том, что далеко не все родители могут гармонично сочетать роль учителя с родительскими обязанностями, и возникает тяжелый конфликт ролей. С одной стороны, родитель должен быть твоим другом, а с другой стороны, он же является требовательным и не всегда понимающим учителем.

Все наши герои учатся в вузе на очной форме обучения и утверждают, что никаких сложностей в общении или учебе в таком формате у них не возникло. Наоборот, Томас и Наташа считают, что опыт семейного обучения очень помогает сейчас: им легко организовывать свой быт, успевать к дедлайнам, и даже остается время на студенческие ‎тусовки. Серафим отмечает, что он и вовсе «один из немногих людей на потоке, кому легко дается и учеба, и общение с сокурсниками».

ШКОЛА ИЛИ ДОМ

Томас, проучившись два года в хорошей, по его мнению, школе, отмечает, что обучение в коллективе ему нравится больше: «Если на семейном обучении я не осознавал, что мне не хватает общения, сейчас становится понятно, что при обучении в хорошей школе жизнь стала куда насыщеннее и полнее».

Наташа и Серафим не имели возможности сравнить свою ‎домашнюю жизнь со школьной, но признают, что учиться в хорошем, доброжелательном коллективе всегда интереснее, чем одному, хотя порой это и занимает больше времени. «‎Большинство государственных школ, к сожалению, в настоящий момент подобных условий не предоставляют», — отмечает Наташа. Ребята надеются, что в будущем система образования в России изменится и детям не придется ‎бежать из школ. Ведь, как отмечает Серафим,

‎Cамообразование — это реакция на рухнувшую, сгнившую систему образования в стране.

Говоря о будущем образовании своих детей, ребята допускают возможность обучать ребенка дома, если система образования не изменится и учиться в обычной школе ребенку будет некомфортно. «‎В любом случае я бы не вычеркивал из вариантов домашнее обучение, у меня был такой опыт, и он вполне допустим и для моего ребенка», — отмечает Томас. 

Источник