Пять болезней современного образования

Грустная история о том, почему любая альтернативная школа, в которой сохранена классно-урочная система, ничем не лучше массовой школы...

Павел Шиварев
.
Когда обычный родитель, не употребляющий в повседневной речи (возможно и слава Богу) словечек типа «зона ближайшего развития» «общеучебные навыки» или «классно-урочная система», сталкивается с тем, что его не устраивает школа, что он говорит чаще всего?
Ребенку там плохо.
Тут, конечно, сразу можно спросить: а с чего вы взяли, что в школе должно быть хорошо? Я не буду так делать, потому что слишком часто (на мой вкус) был свидетелем того, как позиция «чем хуже ребенку в школе, тем лучше для него в будущем» приводила детей к реальным психологическим проблемам вплоть до суицидальных проявлений.

Так что, лесом эту туфту, простите за мой французский.
Простая житейская логика нормального человека, который обнаружил, что его ребенку плохо, требует найти такое место, где ему будет хорошо (реже – создать такое место самому). А где хорошо? Обычно там, где нас нет…
Ну еще мы себе представляем, что хорошо там, где хорошие люди делают что-то хорошее. Значит главное, чтобы человек (учитель) был хороший, и чем более хорошего учителя (учителей) вы сможете найти для ребенка, тем ему будет лучше.

И это правда. Точнее - полуправда. И вот тут, не знаю как вам, по мне так полуправда штука еще более мерзкая, чем прямая ложь. Почему? Да хотя бы потому, что она гораздо более правдоподобна, но правдой ей от этого не стать, увы.
И дело не в том, насколько прогрессивны, гуманны и возвышенны идеалы, положенные в основу школы или какого-то другого способа образования, и не в том, насколько чуткие, добрые и светлые люди работают с детьми. Более того, именно ради высоких идеалов чаще всего проносятся в жертву миллионы жизней, именно светлые, умные и добрые вреда порой наносят больше, чем мрачные, ограниченные и озлобленные, потому что последних проще послать. А вот с профессиональным сеятелем «разумного доброго вечного» ребенку посложнее будет справиться.
Нам всем хочется об кого-то погреться…
Вот только не надо из этого делать вывод, что озлобленные и тупые лучше или что идеалы не нужны. Идеалы нужны, а озлобленные НЕ лучше, но дело не в этом.
Дело в том, что задача проектировщика альтернативной системы не сводится к тому, чтобы подобрать правильных людей под правильную идею. И так же задача родителя не сводится к тому, чтобы найти такое место, где под правильные идеи подобраны правильные люди.

А в чем тогда задача?
Если мы ищем или чего хуже, набрались окаянства создавать какую-то альтернативную систему образования, надо понимать, чем больна старая и именно на признаки этих «болезней» проверять то место, где заявляется альтернатива. А «болезни» эти, кстати, очень простые и не требуют для их обнаружения какой-то особой квалификации. Перечислю шесть из них, не претендуя на то, что список исчерпывающий.


Болезнь первая – УРОК
Любая альтернатива в которой основа процесса обучения – чередование фиксированных по времени интервалов (уроков) ничем не лучше массовой школы. Почему?
Тут можно много говорить об эффективности /неэффективности одинаковых интервалов. О том, чем так сакрально число 40 минут и так далее, но суть не в этом.
Суть в том, что урок формирует представления о том, что работа должна быть завершена не тогда, когда получен результат, а когда звонок прозвенел (рабочий день закончился). Так 11 лет ребенка учат тому, что результат не важен, важно просто соблюдать расписание, всем в одинаковом темпе выполнять одинаковые задания.
И не надо думать, что «урочность» учит соблюдать «дедлайны». Не учит! Эта система хороша для конвейерного производства. И вредна для любого творческого труда.
Поэтому в нашем пространстве и в нашем сообществе нет фиксированных по времени уроков.

Болезнь вторая – Класс
Любое образовательное пространство, построенное на одновозрастных детских группах (классах), ничем не лучше массовой школы, а по-честному просто вредно для ребенка.
Почему? Потому что в одновозрастной среде ключевое значение имеет соревновательный момент, который в свою очередь провоцирует детскую конкуренцию, агрессию и насмешки, и жестокость в отношении друг-друга. И потом удивляемся, а откуда это насилие в детской среде?
Хуже того. Привычка жить в такой среде делает конкуренцию чем-то обыденным, очевидным, приемлемым, побуждая нас не замечать, как, развивая собственное дело (идею) мы убиваем дело (идею) того, кто рядом с нами. Это перестает быть важным, перестает быть значимым.
Конкуренция хороша в спорте высоких достижений. В повседневной жизни сотрудничество, взаимопомощь и соревнование не с другими, а с самим собой представляются более перспективными.
Поэтому в нашем пространстве нет классов, а есть постоянные разновозрастные группы.

Болезнь третья – единая программа.
Тут чуть посложнее, но в общем тоже понятно. Там, где учебный план расписан заранее и представлен в виде календарно-тематического планирования (5 сентября изучаем Пушкина, 18- Лермонтова…) тоже все довольно грустно.
Почему? Причин много, есть три наиболее понятные и простые:
- Первая. Важен не ваш образовательный результат, а то, успеваем ли программу пройти. И об это «не успеем пройти программу» рушатся многое новации и в школе и за ее пределами.
- Вторая. Важно не то, в чем ты заинтересован, что хочешь разобрать подробнее, а то, что сегодня у нас 5 сентября и по программе Пушкин. Открыли книгу и читаем.
- Третья. Обучение по программе, последовательное и одинаковое для всех, не просто не опирается на собственные знания ребенка, а игнорирует их. Не важно, что ты уже умеешь писать «жи/ши», сегодня мы изучаем «жи/ши» и ты вместе с нами.
В более общем смысле мы сообщаем ребенку:
«Твоя уникальность, твои знания, твои интересы не имеют значения. Имеет значение следование заложенной программе». После этого тысячи педагогов сетуют на отсутствие мотивации и интереса к учению.
А я бы гимн спел тем детям, которые рискуют сопротивляться такому программированию вместо того, чтобы мотивированно следовать ему.
Поэтому в нашем пространстве нет обучения по программе и последовательного изучения тем.

Болезнь четвертая. Обучение – передача знания по предмету от учителя к ученику.
Любая альтернатива, где сохранена идея, что учитель «ведет предмет», передавая свои знания по этому предмету ученикам ни на миллиметр не отошла от массовой школы. С этой передачей знаний вообще беда, кстати. Уж сколько раз говорилось про то, что знание вообще передать невозможно (только информацию), что знание, то, что возникает в деятельности (и не в деятельности слушания учителя!!!), а воз и ныне там. Армия трансляторов знания продолжает свои бессмысленные трансляции.
Передать, кстати, можно способ действия. Когда учитель дает знания, учит он не тому предмету который дает, а тому лишь – что надо сидеть и молчать когда говорит тот, кто выше тебя в социальной иерархии. Как говорится «подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и слегка придурковатый…». Триста лет прошло. А идея жива.
Поэтому мы очень-очень стараемся избегать таких форматов, когда учитель «передает знания», хотя я не могу сказать, что у нас совсем нет такого, работаем над этим помаленьку.

Болезнь пятая. Приоритет внешнего управления над внутренним, поставленной задачи над взятой.
Тут мы совсем уже погружаемся в нюансы, но понимаете что важно: по настоящему альтернативна лишь та модель образования, в которой дети в существенной мере управляют своим образованием.
И в плане возможностей принятия решений и в плане возможностей встать и выйти, и в плане определения того, чем сейчас заниматься.
Часть этой несамостоятельности связана с уроком, предметом и программой, не буду повторяться. Но есть еще один важный момент. Задачи в жизни часто это не то, что ставится, а то, что берется.
Школа же приучает ребенка к тому, что есть учителя, которые и задачи ему поставят, и проконтролируют исполнение. А если угроза ощутима для школы (как ВПРы, например, или любые иные ВНЕШНИЕ контрольные), то еще и помогут списать…
И потом мы сетуем что дети несамостоятельны. Так а зачем им быть самостоятельными, когда за них все решают? И когда им этому учиться?

Поэтому в нашем пространстве мы много делаем, чтобы ребенок САМ решал, что, когда и как он изучает. САМ брал задачи, и мы против того, чтобы списывать на аттестациях. Купить оценки по промежуточной аттестации не проблема. Проблема в том, что в этом по большому счету нет смысла.

Фотографии: сервис Яндекс.Картинки