Поиск школы

Поиск школы: наши шаги, действия и размышления на этом пути

Лена Павлова

В сезон 2019-2020 года наша семья встала перед вопросом, перед которым рано или поздно встает любая семья, растящая ребенка.
Наши вводные: детей двое, достаток выше среднего, но сейчас в силу покупки и ремонта квартиры сильно обрезан соответствующими вложениями. Платить за "школу плюс занятия" старшего ребенка 10-15 тысяч в месяц можем и считаем это правильным. Платить за "школу плюс занятия" 50-80 тысяч в месяц не можем и не считаем это правильным.

Москва Versus Геленджик: приоритеты не очевидны
Наша семья живет на два города. Саша (папа) работает в Москве. Лена (мама) с малышами зимует в Геленджике, где мы перед рождением сынишки купили квартиру и, в меру свободного времени, работает дистанционно. Лето мы проводим все вместе на подмосковной даче. Казалось бы, все очень просто и ясно, и некоторые наши друзья так и говорят: "Придет время учить - вернетесь в Москву, приземлитесь". "Не очень-то поездишь, когда ребенок начнет учиться: будете привязаны к школе и школьным каникулам", "Москва предлагает намного больше возможностей"... 

Но так ли это?

Чем нас напрягла Москва?


Есть очень много и очень разных московских школ. Есть много разных на их счет мнений. Сказать, что среднестатистическая московская школа лучше среднестатистической региональной неправильно. По каким критериям лучше? Да и поможет ли нам статистика?
Ведь нам нужно учесть множество факторов - контингент, профессиональный и общечеловеческий уровень учителей, общая атмосфера в школе, возможность в нее попасть, если она хорошая. Конечно, если сделать полный обзор московских школ (даже бесплатных), то среди них найдутся совершенно замечательные. Проблемы возникают в случаях:
(1) если такие школы оказываются от места проживания слишком далеко (возить ребенка в школу туда-сюда при расстоянии в час от дома осмысленно, только если в семье есть персональный водитель),
(2) если родителей не устраивает контингент (ребенок выпадает из него по тем или иным признакам)
(3) родителям сложно попасть в выбранную школу, из-за несовпадения места фактического жительства и места регистрации. Каждая семья решает все эти проблемы по своему.


Проще всего - пойти в ту школу, куда удалось пойти и понадеяться на чудо, в лучшем случае - на возможность выбрать учителя. В регионе "рулить" этой проблемой проще. Ездить - ближе, купить - дешевле, контингент - ровнее. В регионе с большей вероятностью можно ожидать дружбы в классе и возможности для детей проводить время вместе (гулять или ходить в гости) вне уроков. Мир небольших региональных городков более традиционен. Некоторые информационные воздействия сюда пока не дошли, а бюджет региональной семьи реже позволяет с младенчества подсаживать ребенка на гаджеты. 

Итак, мы принимаем решение начать учить в Геленджике.
Что мы для своего ребенка глобально хотим (от этих первых трех-четырех классов) и чего не хотим?

 Начнем с "не хотим", это проще.


Почему мы не хотим в государственную школу?


Первое: большие классы. Я не хочу, чтобы мой ребенок учился в классе из 25-30 человек, я хочу, чтобы он учился в классе из 10-15 человек, чтобы отношение к каждому ребенку было более персональным, а учитель - менее истощенным. Большие классы приводят к формированию в группах более примитивных структур внутренней саморегуляции, особенно в условиях ценностного раздрая в обществе (то, что в народе иногда называют "дедовщиной" или "травлей" слабых учеников).

Второе: зависимое положение и истощенность учителя. Невероятная загрузка учителя. Бюрократическая система оценивания и отчетности. Предельная зависимость учителя от (зачастую идиотской) программы. Вот реплика нашей знакомой учительницы: "Чтобы иметь возможность сказать свое слово и учить по-своему, учитель должен быть очень опытный и с репутацией. В дела таких почти не лезут. Новые и молодые учителя оказываются наиболее уязвимы. У них возможности для маневра практически нет". 

Конечно, я бы хотела, чтобы учитель, который учит моих детей, был мне симпатичен как личность. В идеале, чтобы он был интересен для общения и ценностно близок (по крайней мере в сущностных аспектах). Я хочу иметь основания его уважать.

Третье: мне не очень близка текущая версия программы обучения в начальных классах. Я считаю, что отупляет детей выше среднего уровня и "не берет" детей ниже среднего уровня. Если ребенок в 6 лет читает, считает в рамках сотни и ориентируется не только во временах года и днях недели, но и в материках и странах, а также в планетах Солнечной системы, то ему в начальной школе будет просто бесконечно скучно.
Ее программа просто не предполагает развития одаренности или поощрения уникальности детей. Сегодняшняя программа "началки" предполагает, что природная любознательность и заинтересованность детей за 3-4 года будет полностью подавлена, а интерес к самообучению задушен, да и к обучению вообще.

Четвертое, мне совсем не близок большой дисциплинарный крен государственных школ. Я не хочу, чтобы мой ребенок ходил в форме, сидел неподвижно на уроках, говорил по команде, в туалет ходил по звонку. Все это не самое страшное (это как часть определенных правил игры), если прилагается к целостной и обширной системе знаний и умений, формирующей абстрактное мышление и исследовательский подход. Если же наоборот - учеба прилагается к огромному количеству усилий, прикладываемых школой к дисциплинарному выравниванию и "загашиванию" энергетически намного более ресурсных по сравнению с обучающими их взрослыми детей, то дисциплина ради дисциплины, по моему мнению, вредна. Она гасит ответственность и инициативность, которые в сегодняшнем мире бесценна.

В пятых, мне не нравится невозможность повлиять на контингент (только сменив школу). Если большая часть детей в классе в 7-8 лет уже страстно играют в Minecraft (или нечто более злобное), то им не будет интересно играть в ролевые игры или гулять вместе на улице.

В-шестых, мне вовсе не улыбается чрезмерно ранний переход на дистанционные формы обучения. Сейчас, в период пандемии 2020, эта история приобрела размах федерального фарса. Нам это не симпатично. Я хочу, чтобы мой ребенок учился среди живых детей и у живого учителя. При непосредственном контакте. В комнате или в классе. Глядя глазами в глаза. Имея возможность прикоснуться друг к другу рукой. Живой среди живых. Пусть даже мои дети будут последним поколением детей, которые имеют возможность выучиться у реальных людей, а не у компьютера и не по алгоритмам сайта учу.ру - я хочу выучить их "живьем". Хочу, чтобы они получили "прививку" не обусловленной информационными технологиями жизни, перед тем, как вступят в полноправное участие в обществе потребления. Успеют еще. Дистанционная жизнь от них не убежит.



Почему мы не хотим в коммерческую школу?


Во-первых, потому что дорого. Непомерно, безумно дорого. Если школа стоит 50-70 тысяч рублей в месяц (для Москвы это далеко не предел, наша соседская по Нагатинскому Затону школа "Самсон" стоит значительно дороже), то двое родителей будут работать на то, чтобы их ребенок мог просто учиться в школе. Круглый год, в каникулы тоже надо платить. А как же потребности других членов семьи? А как же быть, если детей несколько: одного учить, а другого - не учить? А как быть, если за жилье тоже нужно платить? За транспорт? Еду? Внешкольные занятия? Спорт? Бассейн? Мне даже смешно: дайте мне 50-70 тысяч рублей в месяц, я поеду куда-нибудь на тропические острова, буду там на эти деньги со своим ребенком жить и сама его учить. Зачем платить столько чужой структуре за то, что не стоит того? Уж тем более в началке. Понятно, что это не гонорар учителя, это оплата за соответствующую среду.
Но качество образования (по независимым оценкам) там все-таки среднее. И дети оттуда выходят вовсе не такими уж исключительными. Мало того, из дорогой школы выходит ребенок, который по жизни привык, что за него заплатят, не всегда понимает, чего это стоило и не всегда может из этого что-то извлечь. Много раз я наблюдала на детях богатых людей, когда, что называется "не в коня корм". Ведь "осла можно подвести к водопою, но его нельзя заставить пить воду". По сути, здесь родители платят за безопасность, контингент, хорошую среду. И редко - за истинный интерес к учебе.

Во-вторых, тот самый контингент. Ребенок в дорогой школе должен быть в целом дорог. Его надо соответственно одевать, возить, выводить. Он должен быть на уровне, иначе заклюют. И очень сложно ему будет, если он из простой семьи. Маркетинговый прессинг в этой среде еще выше, социальное сравнение - жестче, будет ли оно работать в нашу пользу - не факт. Не хотелось бы вырастить ребенка, который дойдет до пластической хирургии в 15 лет. Если не чего похуже. Потому что зависимости в такой среде цветут. Есть иные коммерческие школы с хорошей репутацией. Они есть в Европе (чего стоит, например, "Саммерхил" с его чудесной идеологической платформой), есть попытки создать нечто подобное и у нас в Московской области на Истре, раньше была Щетининская школа недалеко от Геленджика. Может за такую школу родителям и стоит попахать. Но как правило, они организованы по принципу интернатов и я понимаю, что к этому морально не готова. Если для того, чтобы мой ребенок был умным и свободным, мне нужно отдать его в интернат, значит что-то сильно не так с мой собственной семьей и ее окружением. 


Наконец, есть школы, построенные на принципах самоопределения учеников, которые могут сами определять свои занятия, формировать свою программу обучения, управлять своим бюджетом и своим коллективом. В сегодняшнем мире они мне тоже не близки. Потому что самоопределение хорошо в условиях "Педагогической поэмы". Когда государство несет сильную идеологию, делающую учебу необходимой, школьный коллектив включен в систему общественных отношений, а учителя демонстрируют модели увлеченности и профессиональной реализации. Достаточно даже одного такого Учителя. Только в этих условиях самоопределение учеников будет продуктивным, а групповые процессы - созидательными. 

При отсутствии четких ценностных ориентиров и социально значимой деятельности, а также необходимости в каком-то виде честно зарабатывать себе на жизнь (или оправдать свое существование) демократическое самоопределение приведет к единодушному выбору "играть в Майнкрафт", а групподинамические процессы регрессируют и будут тяготеть к автократии за видимостью демократических процедур. Потому что демократия в одной отдельно взятой группе не может существовать отдельно от включенности этой группы в систему общественных отношений. Для меня это выстраданный опыт, а не простые слова. Говоря проще, если ребенок участвует в жизнеобеспечении семьи (что сейчас в буквальном смысле запрещено законом), то он будет бороться за право учиться и ценить такую возможность. Будет вгрызаться в возможность улучшить положение семьи и свое собственное, а может быть и сообщества в целом. Можно ли создавать такую же сильную мотивацию в условиях отсутствия нужды? Думаю да. Но у нас есть друзья, которые специально уезжали из Москвы и роняли свой доход, чтобы ребенок в подростковом возрасте перестал относиться к тому, что имеет, как к само собой разумеющемуся и был вынужден (на определенном этапе) включиться в помощь семье. Это были люди, которые не хотели воспитывать слабых, точнее слабо мотивированных детей. Тактика не самая лучшая и очень рисковая, но она давала свои плоды.


Почему мы не хотим на домашнее обучение?


Как ни странно после всего вышеперечисленного на домашнее обучение мы тоже не хотим, хотя у нас есть несколько друзей, справившихся с этой задаче, но их опытом мы не вдохновляемся. Во-первых, с нашей точки зрения на домашнем обучении хорошо детям из многодетных семей, обучение которых даже дома происходит не индивидуально, а в компании.

В окружении других детей учиться интересней и легче, а про нормативное влияние хорошо организованной и конструктивной группы в педагогике сказано много, в частности, нашим любимым Соловейчиком. Он пишет, что многие не конструктивные привычки, модели поведения и даже невротические черты, с которыми в семейных условиях даже он, опытный педагог, просто не нашел бы простых способов справиться, сами по себе исправляются в условиях класса, если хорошим учителем в классе организована конструктивная обстановка. Грубо говоря, дети сами способны научить других детей не ябедничать, не драться, не воровать, не грубить и так далее. Организованные Учителем дети, конечно же. Что механизмы педагогического воздействия в классе намного тоньше и богаче, чем индивидуально. Часто прямого воздействия вообще не требуется, многие вещи разрешаются сами собой, поскольку дети могут, поощряемые грамотным учителем, сформировать среду, позволяющую им развиваться и корректироваться. Они предоставляют друг другу и новые модели поведения, и среду для экспериментирования, и среду для формирования и отработки социальных навыков. И хорошо, если это рядом и вместе с семьей, а не только семья вместо этого. В случае, если группа, в которой учится ребенок, идеологически близка семье и грамотно организована вокруг учебы, спорта или социально желательной активности, ее творческий и развивающий потенциал огромен, а участвовать в ней - большое счастье. Во-вторых, не хотелось бы подменять позицию Родителя позицией Учителя, и наоборот.

Ребенок принимает от Учителя то, что не хочет принимать от Родителя. Потому что растя и развиваясь он одновременно решает задачу отделения от Матери, формирование своей самостоятельности, автономности. Инструкции от Учителя воспринимаются просто как инструкции, инструкции от матери иногда - как то, что ограничивает нашу свободу (это мой рисунок, моя работа, мое решение, я хочу, чтобы было так, а не иначе). Мало того, ведущая роль матери в жизни уникальна - и это все-таки принимать, а не учить как правильно. Как раз как правильно иногда лучше, чтобы научил Учитель. А мама поняла и похвалила за старание. Это очень спорно для многих, наверное, но я приведу пример. Моя дочь недавно научилась читать и сейчас учится писать (ей 6 лет), в частности она учится формировать свои мысли в письменной речи. Я не перевод речи (как слышится) в буквы (как написать так, чтобы поняли другие). Она делает это сама, спонтанно, своими методами. Один из методов: она пишет мне в подарок рассказы ("Как мы провели день" или "Учим считать Никиту" или "То, что сегодня говорила семья за завтраком"). Ошибок в эти рассказах очень много, почти в каждом слове (она же только учится переводить письменную речь в слова и пишет как слышится). Потом гордо приносит мне свои склеенные самостоятельно "книжки" с рисунками. И вот я читаю их и вижу ошибки в каждом слове, а слов там несколько десятков. Что мне ей сказать? Я решила, что вообще не буду исправлять ошибки, а буду просто читать вслух текст как он написан (как мною понят) и воспринимать это как подарок с благодарностью.

Какую реакцию я встречаю? "Ух ты, то, что я написала, могут прочитать и понять другие люди!" А я получила гордое звание: "Мама лучше всех понимает, что я пишу!" (мне на перевод приносят записки другим членам семьи, которые они не поняли). Я горжусь этой ролью и для меня она правильная, я не хочу становиться в дидактическую позицию и объяснять вместо этого правила. Иногда удается ненавязчиво объяснить: "В русском языке почему пишут не "ево", а "его", не "светлово", а "светлого", а читают наоборот, это нельзя понять (почему), но можно просто запомнить". Если это удалось объяснить, она обычно этого быстро ухватывает и потом начинает пытаться написать правильно. Мне не хочется эти вещи переводить в режим урока. Пусть это другой учитель сделает. А я останусь мамой, которая не правит ошибки (как написано), а пытается отреагировать на суть (что написано) и обсудить ее.


Источник https://baby-n-travel.org/ishchiem-shkolu-riebienku/?fbclid=IwAR1IxTfSxBNlIW6_Z-VlfaNoM9mB8F7_ko9B-9hsJCPIwAcJ7sshSG4sTDI