Приёмы включения мотивации. Часть 1-я

Когда заходит речь о мотивации, то в голову сразу приходит идея «кнута и пряника». Не будет преувеличением сказать, что и основная функция оценки в школе сегодня – это управление, стимулирование, тот самый кнут и пряник.
Мы используем этот инструмент постоянно. Но значит ли это, что он эффективен? Отнюдь.


Евгения Гин — математик-программист, ТРИЗ-педагог, создатель онлайн-группы для родителей «Creatime Family».


Во-первых, недостаток этого метода в том, что как только стимул исчезает, пропадает и эффект, который он вызывал. А во-вторых, гораздо более серьезная проблема в том, что метод поощрений и наказаний убивает внутреннюю мотивацию. Дэниел Пинк в своем бестселлере «Драйв. Что на самом деле нас мотивирует» пишет: «Попробуйте поощрять занятия ребенка математикой, платя ему за каждую страницу решенных задач из сборника упражнений, и он почти наверняка на какое-то время станет более прилежным учеником, но потеряет интерес к математике на всю оставшуюся жизнь».

Более того, в информационную эпоху главные задачи – это задачи творческие. И, как это ни удивительно, внешний стимул в такого рода задачах только ухудшает результаты! Этот факт был убедительно доказан американским психологом Сэмом Глаксбергом. Студентов-добровольцев он разделил на 2 группы. Обеим группам он дал задачу Дункера со свечой, решить которую можно только преодолев стереотипы мышления и используя творческий подход.

Суть задачи Дункера заключается в следующем: человеку предлагают 3 предмета – свечу, спички и коробку кнопок и ставят условие – прикрепить свечу на стену так, чтобы воск не капал не стол. Прикрепить свечку собственным воском или кнопками к стене не получится. Для того, чтобы найти верное решение нужно преодолеть функциональную фиксацию и догадаться использовать коробку отдельно от кнопок как подставку для свечи.

Первой группе студентов он сказал, что продемонстрированное ими время решения этой задачи будет использоваться в качестве нормы для людей с подобным уровнем интеллекта. А второй группе пообещал материальное вознаграждение – 20 долларов победителю, решившему проблему быстрее всех, и по 5 долларов тем, чьи показатели будут в числе четверти лучших показателей. Он засек время. И что он обнаружил? Что второй группе, которой он пообещал деньги в качестве вознаграждения, потребовалось на 3,5 минуты больше для решения этой задачи. Он был так удивлен полученными результатами, что многократно повторял свой эксперимент в разных группах. Результат был всегда один и тот же.

Тогда Глаксберг модифицировал исходную задачу Дункера со свечой: он высыпал кнопки из коробки, тем самым превратив задачу из творческой в механическую.

Теперь денежный стимул сыграл положительную роль. В таком варианте эксперимента вторая группа здорово опережала первую.

И он был вынужден сделать следующий вывод – условные стимулы «сделаешь это – получишь то» часто не срабатывают или вообще вредят, если речь идет о творческих задачах.

Эти эксперименты впоследствии воспроизводились много раз. И обобщенные результаты неизменно подтверждали первоначальные вывода Глаксберга – если в задании требовались только механические усилия, то материальные стимулы давали ожидаемый результат: чем выше была обещанная сумма, тем лучших результатов достигали студенты. Но как только задание предполагало наличие самых элементарных умственных усилий, более крупная премия вела к понижению продуктивности.

В этой статье мы рассмотрим другие приемы мотивации, которые, в первую очередь характеризуются появлением внутреннего желания что-то делать, а не погоней за поощрением или стремлением избежать наказания.

Дарите смысл

Бессмысленная деятельность крайне демотивирует. Не зря мы все понимаем, что боги придумали действительно жестокое наказание для Сизифа. Для сравнения представьте, что боги разрешили закатывать всё тот же валун не на одну и ту же гору, а катать по холмам – это уже имело бы в себе хоть толику смысла – ощущение прогресса, и психологически Сизифу было бы гораздо легче.

В исследовании, проведенном в Гарвардском университете, Дэн Ариэли попросил участников двух групп собрать персонажей из серии Лего Бионикл. В обеих группах, участникам платили меньшую сумму за каждого последующего Бионикла: 3 доллара за первого, 2.7 доллара за следующего и так далее. Разница была лишь в том, что собранных участниками первой группы роботов ставили под стол, чтобы разобрать их в конце эксперимента (об этом было сказано), а Биониклов второй группы разбирали сразу, как только они были собраны, на глазах у создателей.

Результаты:
Первая группа собрала 11 Биониклов, в среднем, в то время как вторая группа сделала только семь, прежде чем они бросили.

Какой вывод мы можем сделать? Даже небольшой смысл (наблюдение результатов своего труда) значительно улучшает производительность.

Одно время я работала репетитором по математике. На первом занятии я всегда задавала такой вопрос своему ученику: «А зачем заниматься математикой». Моих учеников (4-7 класс) он всегда ставил в ступор. Они не могли привести никаких причин (кроме, пожалуй, «считать в магазине», но тут они быстро соглашались с моими контраргументами) и даже начинали робко улыбаться: «а, может, и правда не надо и разойдемся по-хорошему?». Ну и какого усердия мы можем ожидать от людей, которые абсолютно не представляют, зачем они занимаются тем, чем занимаются?

К сожалению, людям часто не хватает осознанности и мотивации для того, чтобы делать вещи, которые они сами же считают правильными. Например, выбрасывать окурки в мусорку, а не на землю. Администрация Лондона придумала, как это исправить. Во время проведения социальной акции, лондонцы не просто выбрасывали окурки, а голосовали с их помощью. Например, за то, кто же является лучшим футболистом в мире: Роналду или Месси. Люди получили дополнительный смысл и развлечение, а город – чистые улицы.

А давайте теперь вспомним ситуацию с письменными работами, которые делают школьники и студенты. Конечно, то, что учителя их собирают и даже выставляют по итогам оценки гораздо лучше, чем если бы они сразу отправляли эти работы в шредер, но все равно этого недостаточно. Многие студенты пишут свои дипломные работы лишь бы как именно потому, что это работа видится им бессмысленной – «сдать и забыть», а в крайнем случае – «его ведь даже никто не прочитает». Как можно исправить ситуацию? Анатолий Гин в своей книге «Приёмы педагогической техники» предлагает прием «Творчество работает на будущее». Суть приема в том, что ученики выполняют творческое домашнее задание по разработке дидактических материалов, которые учитель использует потом в работе с другими учениками. Такими материалами могут быть сборники задач, рассказы, кроссворды и многие другие.

Дарите людям смысл, и они ответят вам желанием работать.

А вам слабо?

Человек – социальное животное и ему важно то, что о нем думают другие. И если кто-то вдруг сомневается в наших силах, то нам очень хочется доказать обратное. Даже если действия, которые нужно для этого сделать, и не в наших интересах. В народе этот приём называется «взять на слабо». К сожалению, его часто используют разного рода мошенники и манипуляторы. Но хорошая новость в том, что он не менее эффективно работает и для благих целей.

Аяна училась в математическом классе. Учитель по математике на каждом уроке давал дополнительное домашнее задание – 20 номеров по текущей теме из задачника Сканави. Ученики, которые решали все эти дополнительные 20 задач, получали 5. Аяна этого не делала – ей было скучно решать 20 одинаковых заданий. И вот однажды учитель заявил, что ей просто слабо их решить. Аяна не могла не обратить на это внимания, вопрос гордости. Она потратила 4 часа, но на следующий день принесла ему 80 решенных тригонометрических уравнений. Учитель сам не ожидал такого эффекта.

В интернете часто можно встретить заголовки «Эту задачу могут решить только 5% людей!», «Загадка для гениев», «Спорим, не решишь?» и так далее. И сразу же очень хочется пойти попробовать и узнать, входишь ли ты в избранные 5%.

Отличница Ира училась в 11-м классе при педагогическом университете. Это давало ей возможность не сдавать выпускные экзамены в школе: вступительные экзамены, которые учащиеся этой школы сдавали приемной комиссии вуза, засчитывались сразу и как выпускные. И вот однажды накануне экзаменов, ее вызвал к себе директор школы и сказал: «Выбирай: медаль или вступительные в ВУЗ». «Почему выбирать?» – удивилась Ира. «Ну ты же на отлично вступительные не сдашь. А на медаль – внутренние, мы "поможем"», – сообщил директор своё видение ситуации. Иру такая оценка очень задела! Это ей будут помогать?! «Буду сдавать вступительные», – твердо сказала она. После такого разговора Ира просто из чувства самоуважения не могла уже позволить себе получить оценку ниже 5 на экзаменах. И справилась – сдала все профильные предметы на отлично, получила медаль и поступила в университет.
Справедливости ради отметим, что Ира и до разговора с директором планировала сдать всё на 5, но этот диалог выступил дополнительным стимулом.

Конечно, слишком часто использовать этот приём не получится, но иногда он может давать отличные результаты!

От противного

Часто мы отказываемся что-то делать не потому, что нам это сложно или неприятно, а лишь по той причине, что нас заставляют это делать. Люди не любят давление и всячески сопротивляются ему, саботируют требования диктатора.
Иногда, чтобы добиться желаемого, нужно «отпустить поводок». А в запущенных случаях даже потянуть в противоположную сторону.
Александр Нилл в своей книге «Саммерхилл — воспитание свободой» рассказывает такой случай.

У нас в Саммерхилле редко случается, чтобы девочка не умывалась. Однажды была у нас одна такая — из семьи, где бабушка была помешана на чистоте и, по-видимому, умывала Милдред по десять раз в день. Домоправительница ее группы пришла ко мне однажды и сказала:
— Милдред не умывается уже неделю, она не хочет принимать ванну и уже начинает пахнуть. Что мне делать?
— Пришли ее ко мне, — сказал я.
Милдред скоро пришла. Ее руки и лицо были очень грязными.
— Послушай, — сказал я строго, — так не пойдет.
— Но я не хочу умываться, — запротестовала она.
— Заткнись, — сказал я, — кто здесь говорит об умывании? Посмотри в зеркало.
Она посмотрела.
— Ну, и как тебе твое лицо?
— Не такое уж чистое, правда? — спросила она с усмешкой.
— Оно слишком чистое, — сказал я. — Я не потерплю в этой школе девочек с такими чистыми лицами. А теперь убирайся.
Она отправилась прямо к ящику с углем и натерла им лицо до черноты. Потом вернулась ко мне с торжествующим видом.
— Так годится? — спросила она.
Я исследовал ее лицо с должной тщательностью.
— Нет, — сказал я. — Вот на этой щеке еще осталось белое пятно.
В тот же вечер Милдред приняла ванну. Понятия не имею почему.

Когда семилетний Давид отказывается читать, папа всячески поддерживает его. Говорит: «Конечно! Не нужно читать! Иди лучше на компьютере поиграй». И как бы невзначай добавляет: «Сейчас в мире очень нужны глупые люди, а как они иначе появятся-то?..» После этого Давид почему-то идет за книгой…

Отсутствие давления снимает необходимость в сопротивлении и открывает простор для самостоятельных выводов, желаний, действий.

Вся наша жизнь – игра


Учителя и родители часто причитают, что вот, ничего эти дети не хотят-не делают, им бы только в компьютерные игры играть. И, действительно, в компьютерные игры заложено много мощных мотиваторов. Это и понятная достижимая цель, и ощущение прогресса, и соревновательность, и преодоление трудностей, и эстетическое удовольствие и многое другое. И со всем этим сегодня приходится конкурировать школе и учителю. Конечно, задача стоит не в том, чтобы эффективно запретить играть в игры, а в том, как показать, что реальный мир интереснее.

Может ли быть образовательный процесс столь же увлекательным, как компьютерная игра?

Специалист по выходу из образовательной депрессии Александр Лобок утверждает, что да. Александр разработал сотни увлекательных, азартных игр, побочным эффектом которых является обучение чтению, письму, счету и др. Приведу пример одной из таких игр.

Возьмем типичную задачу: выучить стихотворение. Обычно это довольно унылое занятие, так как нужно много раз повторить одно и то же. Скучно. Вместо этого Александр предлагает играть в «литературное поле чудес». Ведущий (желательно, это ребенок) выписывает только первые буквы всех слов из стихотворения и знаки препинания, на месте всех остальных букв стоят черточки. Участники начинают угадывать, но не по буквам, а по словам. За угаданное слово начисляются баллы, идет соревнование. А теперь подумайте, сколько раз ведущий перечитает стихотворение, за время игры? А как с ним «сроднятся» участники? Когда все слова отгаданы, все вместе читают вслух получившееся стихотворение. А потом ведущий стирает (или закрашивает) какое-то слово. И нужно восстановить. А потом стирает текст по диагонали, а потом – целую строчку. И, о чудо, стихотворение-то уже выучено! Или другой вариант. Разрезать текст, который нужно запомнить на несколько кусочков и играть в паззл. Потом, в два раза больше кусочков и так далее.

Конечно, игры можно использовать не только при обучении, но и при решении других проблем.

Сергей никак не мог приучиться убирать свою одежду в шкаф. Он разбрасывал ее по всей комнате, где разделся, там одежда и лежит. На стульях нарастали целые горы одежды… Мама по-разному пыталась решить этот вопрос. И обсуждала, и напоминала, и поощряла-наказывала, и убирала сама (надеясь на теорию разбитых окон). Ничего не давало долгосрочного эффекта. Однажды ей пришла в голову идея. Утром, когда Сергей ушел в школу, мама начала писать ему сказку о том, как на город напал «одёженный монстр» и только принц может спасти всех жителей от монстра. Сказочные события разворачивались в течение дня. Вечером «принц» с большим энтузиазмом все убрал, продолжая развивать сказку. Эта история имела долгосрочный эффект.

Чистить зубы скучно. И если взрослые еще могут себе объяснить, как это полезно и безропотно выполнять эту процедуру каждый день, то детям еще сложнее. Родители Ани придумали, как и эту рутину превратить в игру. Каждый раз, когда Аня начинала чистить зубы, они включали секундомер. Девочка на него не смотрела и ее цель была закончить чистку ровно через одну минуту. Это соревнование с временем приносило ей много радости.

И еще один пример из школы.

Анатолий Сторожев закреплял с второклассниками таблицу умножения, играя в карты. Он сделал карточки: с одной стороны пример, с другой – ответ. А дальше быстро их показывал (любую из сторон), отдавая карточку тому, кто первый назовет ответ. На следующем круге ведущим становился тот, кто собрал больше карточек. Отдельно стоит отметить, что в таком формате стал победителем мальчик, который никогда прежде не был успешен в математике. Мальчишка был счастлив, целый день ходил с улыбкой на лице. Конечно, это отразилось на дальнейшем его интересе к предмету.

Игру можно придумать практически для любого процесса. И это сделает его более интересным и запоминающимся для всех участников, в том числе – для педагога. Не отказывайте себе в этом удовольствии.

Продолжение статьи >>

Фотографии: сервис Яндекс.Картинки